Лица и метаморфозы
Скальпель
Линия
Точки зрения
Переводы
   
   

ТОЧКИ ЗРЕНИЯ
(Ментальное путешествие души)

 
1

Переходя из точки в точку,
Казалось, что надежды нет,
Но доверительную строчку
Мне разум диктовал в ответ.

Он мне навырост шил сорочку,
И я, сквозь многословный бред
Звал поимённо: сына, дочку…
Внезапно наступил рассвет.

Он был отёчен, неопрятен…,
Весь в синяках, в наплывах пятен…,
От стольких слёз и стольких бед,

В его зрачках туман сгущался,
И медленно перемещался:
Из грани в грань, из цвета в цвет.


2

Из грани в грань, из цвета в цвет
Мой взгляд пикировал…, на спину
Накинул я шотландский плед,
За Алексея и Ирину

Молил я Флору, но обед
Прервал детальную картину:
Я ел холодный винегрет,
Прижавшись к дочери и сыну.

Я, как во сне был глух и вял,
Чтоб доказать, что я не спал –
Я ущипнул себя за мочку…,

И где-то там, на самом дне,
Лягушкой сказочной во мне –
Душа меняла оболочку.


3

Душа меняла оболочку,
Она была ещё дитя…
На этом я б поставил точку,
Под стать Тарковскому, хотя –

За звуком звук, за строчкой строчку
Рассудок расточал, плетя
Свою воздушную сорочку,
О стену не разбив локтя,

Где, как жилица угловая,
Моя душа росла, желая
Увидеть несказанный свет,

Под тканью умственного пепла,
Она прозрела и окрепла,
Не умещаясь в мой сонет.


4

Не умещаясь в мой сонет,
Душа избавиться хотела
От символических побед,
Где много слов, но мало дела.

Где, оставляя красный след,
В край лебеды и чистотела
Врывалась пыль минувших лет
Из безымянного предела.

Где для того, чтобы спасти
Свои окольные пути,
Ночь затевала проволочку,

Но мы цвели на фоне тьмы,
У смерти не прося взаймы,
И взяв у вечности отсрочку.


5

И взяв у вечности отсрочку,
Как Одиссей я плыл туда,
Где разум плёл свою сорочку
И мирно пенилась вода,

Где сын мой бегал по песочку,
И дочь, взрослением горда,
Дворцы лепила, глядя в точку,
И возводила города,

Где заслонив цвета и грани,
В душе, как в Тихом океане
Тонул предчувствия корвет,

Где каждый день, как сон сбывался,
И милосердно отзывался
На голоса чужих комет.


6

На голоса чужих комет
Был отклик, но невесть откуда,
Словно размытый силуэт
Несуществующего чуда,

Словно офсетный оттиск бед,
Среди звереющего люда…,
Где тот, кто верует – поэт,
А тот, кто кается – Иуда.

И созерцала не дыша,
Моя крамольная душа
Весны взорвавшуюся почку,

И сквозь потёмки старины,
По коридору, вдоль стены…,
Шла добровольно в одиночку.


7

Шла добровольно в одиночку,
Чей внешний вид напоминал
Не диогеновскую бочку,
А лагерный полуподвал.

Так, день за днём, за ночкой ночку,
Среди взыскательных зеркал,
Шла – от звоночка до звоночка…,
Но, сохранив потенциал –

Душа – привыкшая к неволе,
Как к самой заурядной роли,
Чей отработанный сюжет

Изъял бесцветную страницу,
Взирая на свою темницу,
Сквозь имитированный свет.


8

Сквозь имитированный свет,
Сквозь электрический, застойный…,
Из грани в грань, из цвета в цвет
Плыл Клио голос многостройный.

Он призывал держать ответ:
За страх, проклятия достойный,
За каждый миг, за каждый век,
За каждый метод непристойный…,

Которым пользуемся мы,
Когда выходим из тюрьмы,
В кануны Октября и Мая,

Чья брешь становится лютей,
Объединяя всех людей,
И тело истины сжимая.


9

И тело истины сжимая,
Словно субботнюю звезду,
Казалось, что вот-вот с ума я,
Иль с круга времени сойду…,

Но жизнь реальная, земная…,
Вновь предала меня суду,
И кровь моя в песок Синая
Текла у Бога на виду.

Миропорядка посреди,
С клеймом на лбу, с клинком в груди,
Шипящая, полуживая…,

Над картою семи морей,
Дымилась под рукой моей –
Судьба, как рана ножевая.


10

Судьба, как рана ножевая
Пульсировала под рукой…,
И, облик свой не узнавая,
Я наклонился над рекой,

Где Муза, как глухонемая,
Жестикулируя, с тоской
Глядела, звукам не внимая,
На мой смирительный покой…,

Где брёл я, соловьём отпетый,
И поражение победой
Мне чудилось…, ни рук, ни ног

Не чувствуя, я в содроганье
От боли задержал дыханье,
Всей кровью вытолкнув клинок.


11

Всей кровью вытолкнув клинок,
В груди аорта шевельнулась,
Сознанья вспыхнул огонёк,
Душа на родину вернулась…,

На неопределённый срок,
Тюрьма свободой обернулась,
И кривда, проглотив кусок,
Закашляла и поперхнулась…

И, словно онемевший хор,
Мир на меня глядел в упор:
Ни грани не было, ни цвета…,

Лишь сопечальница судьба,
Как молчаливая раба
Вникала в тайный смысл предмета.


12

Вникала в тайный смысл предмета,
И силы высшие звала…,
Но ни ответа, ни привета –
Лишь крематорная зола.

Лишь неподвижная планета,
Лишь остывающая мгла…,
Где вместо солнечного света –
Осколки битого стекла…

Неужто это всё, чем мне
Разрешено владеть в стране
Вялотекущего расцвета? –

Где, словно Парка у окна,
Прядёт сонеты тишина
Из чувств и образов поэта.


13

Из чувств и образов поэта,
Словно мерцанье НЛО –
Строка чеканного сонета
Плывёт бесшумно и светло.

Житейской мудростью согрета,
Сквозь тюль, налипший на стекло –
Строка чеканного сонета
Плывёт бесшумно и светло.

И, заземлённая рассудком,
Она становится рисунком,
Чей контур вьётся, как вьюнок:

Из рифм, событий и сравнений,
Как из лекарственных растений,
Сплетая радужный венок.


14

Сплетая радужный венок,
Я вторил птичьим переливам,
Но был безмерно одинок
В преодоленье кропотливом.

Где, заключив судьбу меж строк,
Звучал над берегом счастливым
Мой непрерывный монолог –
Мой голос, сдавленный мотивом.

Где молча, глядя на прибой,
С отвисшей нижнею губой,
Душа напоминала дочку,

Что ищет своего отца,
Внутри песочного дворца,
Переходя из точки в точку.


15

Переходя из точки в точку,
Из грани в грань, из цвета в цвет –
Душа меняла оболочку,
Не умещаясь в мой сонет.

И, взяв у вечности отсрочку,
На голоса чужих комет
Шла добровольно в одиночку,
Сквозь имитированный свет.

И тело истины сжимая,
Судьба, как рана ножевая,
Всей кровью вытолкнув клинок,

Вникала в тайный смысл предмета,
Из чувств и образов поэта,
Сплетая радужный венок.

1987 г.
 
 
 
Лица и метаморфозы
Скальпель
Линия
Точки зрения
Переводы
 
© Герман Гецевич, 1987.